February 15th, 2015

вгол

"Ругаю от любви"

На днях мне довелось побывать заместителем в роли отца на двух терапевтических процессах.
Впечатления сильнейшие.
В практиках участвовали две женщины с разницей в сорок лет. И обе, – разные, прекрасные, самобытные, интересные, взрослые, – попав в детскую позицию, горько рыдали от совершенно стандартных, казалось бы, слов и интонаций, которые произносил их «папа» (в одном случае – «ешь давай, а то получишь», в другом – «тебе было велено, а ты не сделала»).
Это произошло на моих глазах.
Я это наблюдала.
Я в этом... участвовала.
Хочу уточнить: запроса на проработку детской травмы не было, рассматривались актуальные проблемы, такие, как неспособность противостоять давлению, отказать, попадание в страх от нарушения границ (некорректных просьбах на грани приказа), проблемы выбора, ясности необходимых для этого критериев. И, спустя некоторое время, в течение которого проходили разные терапевтические процессы, оба клиента, как водится, вышли на «родительскую историю».
И так бывает процентах в... 99?
…Мы, местами повзрослевшие дети, тащим свои детские переживания через всю жизнь. Сила, с которой в нас впечатывается родительское недовольство, гнев и отвержение, обусловлена простым природным законом: ребёнок полностью зависим от взрослого, у него мало шансов на выживание без родителей, поэтому самое страшное для него – лишиться родительской любви. Когда родитель нас ругает, мы чувствуем одно: нас больше не любят. Вспомнился эксперимент с обезьянками, которые выбирали в качестве предложенного им "мамозаменителя" нечто мягкое, хоть и без еды, в противовес колючему - с едой...
…А мы, родители – да, мы так любим. Любя, ругаем. Кричим на детей «от любви». Ругаем, потому что хотим, чтобы ребёнок «стал лучше», чтобы у него «всё получилось». А «ребёнок», который, наконец, спустя двадцать или шестьдесят лет, научился выражать свои чувства, сквозь всхлипывания прерывисто протестует: «Так - не любят! Когда любят – обнимают и целуют… Я тебе не нужна! Ты меня отвергаешь, выбрасываешь! Я недостаточно хороша для тебя…»
Выйдя из роли папы полностью повзрослевших на этот раз  - благодаря терапии - «дочерей», я вернулась домой, туда, где мои дети в моменты «грозы» шепчутся: «когда мама ругает – она всё равно любит, она же говорила, ты что, не помнишь?!»
 Хорошо, что они есть друг у друга.
Насколько родитель является условием для выживания своего ребёнка, настолько же он и травматогенен.
Просто денджерес какой-то.
Be carefull. Будем же аккуратными.